Симптомы синдрома Чедиака-Хигаши

Симптомы синдрома Чедиака-Хигаши

При редком аутосомно-рецессивном синдроме Чедиака-Хигаси повышенная восприимчивость к инфекциям связана с нарушением дегрануляции нейтрофилов. Характерна легкая кровоточивость, депигментация кожи и глаз, прогрессирующая периферическая невропатия и гиперплазия лимфоидной ткани. В нейтрофилах, моноцитах и лимфоцитах обнаруживаются гигантские цитоплазматические гранулы. Депигментация волос, кожи и глазного дна обусловлена патологической агрегацией меланосом и связана с нарушением перекреста зрительных и слуховых нервов. Повышенная восприимчивость к инфекциям частично объясняется нарушениями хемотаксиса, дегрануляции и бактерицидной активности нейтрофилов.
Гигантские гранулы в них препятствуют прохождению клеток в ткани через узкие межклеточные промежутки эндотелия.

Генетика и патогенез синдрома Чедиака-Хигаси. Мутантный ген, расположенный на хромосоме 1 (участок q2-q44), клонирован. Он гомологичен гену, ответственному за соответствующий синдром у мышей (фенотип beige); его продукт обладает структурным сходством с дрожжевым белком сортировки вакуолей, носящим название VPS15. Считается, что этот белок участвует в транспорте везикул и опосредует межбелковые взаимодействия и связь белков с мембранами.

Почти все клетки больных с синдромом Чедиака-Хигаси содержат крупные лизосомы неправильного строения, плотные гранулы или везикулярные структуры. Из-за нарушения дисперсии гигантских меланосом они не поступают в кератиноциты и волосяные фолликулы, вследствие чего стержни волос лишаются пигментных гранул. В результате волосы и кожа больных выглядят светлее, чем у родителей. Те же нарушения меланоцитов обусловливают частичный глазной альбинизм, сопровождающийся светобоязнью.

Слияние гигантских первичных гранул друг с другом и с компонентами цитоплазматических мембран на ранних стадиях развития нейтрофилов приводит к образованию огромных вторичных лизосом с уменьшенным содержанием гидролитических ферментов — протеаз, эластазы и катепсина G. Это и может лежать в основе нарушенной бактерицидной активности нейтрофилов. Повышенная текучесть клеточных мембран при синдроме Чедиака-Хигаси сказывается на экспрессии рецепторов, приводя к повышению внутриклеточного уровня цАМФ, нарушению сборки микротрубочек и их взаимодействия с мембранами лизосом.

Клинические проявления синдрома Чедиака-Хигаси. Кожа у больных светлая, волосы имеют серебристый оттенок. Нередко отмечаются солнечные ожоги и светобоязнь. Характерны частые инфекции и невропатия. Инфекции поражают слизистые оболочки, кожу и дыхательные пути. Повышена восприимчивость как к грамположительным, так и грамотрицательным бактериям и грибам. Наиболее частый возбудитель S. aureus. Невропатия бывает сенсорной и моторной, приводя к атаксии. Нередко она развивается в подростковом возрасте и становится основной жалобой.

Время кровотечения увеличено; количество тромбоцитов нормально, но их агрегация (из-за дефицита плотных гранул, содержащих АДФ и серотонин) нарушена. Нарушена и функция NK-клеток.

Наиболее опасное осложнение синдрома Чедиака-Хигаси — ускорение пролиферации лимфоцитов с панцитопенией, высокой температурой тела и лимфогистиоцитарной инфильтрацией печени, селезенки и лимфатических узлов. Это может произойти в любом возрасте и, по-видимому, связано с отсутствием сопротивляемости вирусу Эпштейна-Барр. Клиническая картина в таких случаях напоминает вирусный гемофагоцитарный синдром. Пролиферация лимфоцитов сопровождается учащением бактериальных и вирусных инфекций и обычно приводит к смерти. Многочисленные лимфогистиоцитарные инфильтраты, обнаруживаемые при аутопсии в печени, селезенке и лимфатических узлах, лишены гистологических признаков злокачественности.

Лабораторные исследования синдрома Чедиака-Хигаси. Диагностическим признаком синдрома Чедиака-Хигаси служат крупные включения во всех ядерных клетках крови. Они видны при окраске мазков крови по Райту, но лучше выявляются на пероксидазе.

Лечение синдрома Чедиака-Хигаси. Некоторым больным в стабильной фазе синдрома помогают высокие дозы аскорбиновой кислоты (200 мг/сут для грудных детей и 2000 мг/сут для взрослых). Ее эффективность вызывает сомнения, но безопасность витамина С оправдывает его введение всем больным.

Единственно надежный метод лечения синдрома Чедиака-Хигаси при ускоренной пролиферации лимфоцитов — трансплантация костного мозга от HLA-идентичных родственников или доноров, совместимых по локусу D. Трансплантация костного мозга в таких случаях нормализует гемопоэтические и иммунологические функции и восполняет дефицит NK-клеток, но не излечивает и не предотвращает невропатию.

Синдром Чедиака-Хигаси

Синдром Чедиака-Хигаси — редкое аутосомно-рецессивное заболевание, которое характеризуется тяжелым врожденным иммунодефицитом по причине дефекта гена CHS1/LYST. Проявляется болезнь частыми бактериальными инфекциями, коагулопатией, нарушениями пигментации кожи, а также прогрессирующими неврологическими расстройствами [1].

Иммунологические нарушения выражаются в нейтропении и нехватке естественных киллеров (NK-клеток). Зачастую заболевание оказывается летальным — большая часть пациентов умирает в детстве. Заподозрить синдром Чедиака-Хигаси можно по тем же признакам, что и любой врожденный иммунодефицит, однако имеется и довольно специфичный критерий — гигантские внутриклеточные включения (или органеллы) в популяциях разных клеток и определенные дефекты в них [2].

Чтобы более наглядно описать происходящие процессы при данном заболевании, еще во второй половине прошлого столетия была предложена оригинальная модель «бежевой мыши». Вследствие мутации в определенном гене (в то время конкретная точка генома, разумеется, не была известна) пигментация экспериментальной мыши изменялась, и исследователи определили ее цвет как «бежевый» («beige»). Помимо цвета у таких животных имелся еще ряд аномалий в виде огромных гранул меланина в лимфоцитах, нейтрофилах и эозинофилах (рис. 1), также подобные включения наблюдались в ряде других клеток [3].

Читайте также:
Что можно дать ребенку от рвоты?

Рисунок 1 | Периферическая кровь бежевой мыши. Световая микроскопия: определяются гранулы в цитоплазме лимфоцита (А) и нейтрофила (В). Электронная микроскопия: объемная гранула с темным содержимым в цитоплазме лимфоцита. Относится к непостоянным аномальным включениям [3].

Позднее данный ген у мыши был идентифицирован и назван Lyst (кодирует регулятор лизосомального транспорта — lysosomal trafficking regulator), человеческий ген обозначают как LYST. Фермент, за экспрессию которого отвечает LYST, обеспечивает нормальный экзо- и эндоцитоз лизосомы; в случае мутации лизосома не может выполнять свои функции [4].

Сегодня этот ген настолько прочно ассоциируется с синдромом Чедиака-Хигаси, что в современной литературе его обозначают как CHS1/LYST(человеческий ген Chediak-Higashi syndrome-1 или LYST — оба варианта равнозначны) [1].

Роль регулятора лизосомального транспорта (LYST)

Данный белок кодируется достаточно объемным геном LYST, который содержит 55 экзонов и расположен в локусе 1q43. Большая длина нуклеотидной последовательности этого гена — фактор неоднозначный: с одной стороны, это существенно затрудняет диагностику, с другой — большое количество мутаций вообще никак не влияет на жизнедеятельность человека и не вызывает синдром Чедиака-Хигаси [5].

Ген кодирует одноименный большой каталитический белок — регулятор лизосомального транспорта (425 kDa, 3801 аминокислотное основание). Протеин относится к семейству BEACH — (Beige and Chediak-Higashi) — и, по-видимому, стал первым его представителем [4]. Белки данного семейства имеют три общих С-концевых домена: PH (Pleckstrin-homology домен), BEACH (Beige and Chediak-Higashi домен) и WD40-повторения (рис. 2) [5].

Рисунок 2 | Строение шести родственных белков семейства BEACH слизевика рода Dictyostelium [6].

На рис. 2 изображена диаграмма, наглядно показывающая общность строения шести белков семейства BEACH (в данном случае — шесть белков слизевика рода Dictyostelium). Зеленым цветом обозначен собственно BEACH-домен, наиболее консервативный во всех белках. «Овалами» у С-конца обозначены WD40-повторения — участки, предположительно вовлеченные в белок-белковые взаимодействия. Другими цветами показаны иные идентичные аминокислотные последовательности [6].

Сегодня известно, что белки данного семейства есть у разных представителей животного мира. Имея примерно одинаковое строение, они выполняют многочисленные и крайне сложные функции, обсуждение которых выходит за рамки данной темы.

Собственно LYST обеспечивает секрецию лизосомальных ферментов. Без белка-регулятора транспорт протеолитических ферментов невозможен, вследствие этого цитотоксическая активность фагоцитарных клеток нарушается. Этим также объясняется нарушение транспорта различных метаболитов (накопление в клетках гранул с меланином, что обеспечивает яркий клинический признак синдрома Чедиака-Хигаси), а также нарушения метаболизма некоторых других белков, что обусловливает клиническую картину заболевания и сопутствующие патологии, точный механизм развития которых все еще неизвестен [1,3].

Стоит также заметить, что в последнее время появляются сообщения о преимущественном влиянии дефекта LYST именно на NK-клетки. По последним данным, в лимфоцитах происходит нарушение экзоцитоза протеолитических ферментов, хотя цитокиновая регуляция остается в норме [7].

Клиническая картина

Существует два основных клинических проявления синдрома Чедиака-Хигаси: «парциальный альбинизм» и рецидивирующие пиогенные инфекции. Оба, на первый взгляд, не связанных между собой критерия имеют единую причину — дефект LYST, вследствие чего нарушается транспорт меланина и лизосомальных ферментов.

Цвет волос пациента может быть от сероватого до буквально седого — зависит от этнической принадлежности пациента. Также нарушается пигментация радужной оболочки, следствием чего становится фоточувствительность и сниженная функция зрительного аппарата.

Рецидивирующие бактериальные (в том числе оппортунистические) инфекции часто поражают дыхательные пути, кожу. Возможны дефекты свертывающей системы из-за нарушенного синтеза тромбоцитов, проявляется это небольшими кровоподтеками (зачастую — на слизистых), однако иногда развивается полноценный геморрагический синдром.

Помимо этого возможны неврологические нарушения: атаксия, сенсорные расстройства, прогрессирующая нейродегенерация [1].

Первые проявления заболевания начинаются с раннего детства. Наиболее опасными осложнениями считаются инфекции, для предупреждения которых допустима профилактическая антибиотикотерапия. И все же большинство пациентов умирает в первые десять лет жизни. Наиболее распространенными причинами смерти являются кровотечения, инфекции или гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз [7].

Гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз

Гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз (ГФЛГ) — патологическое состояние, которое может быть вызвано разнообразными причинами, часто — первичными иммунодефицитами (к числу которых относится и синдром Чедиака-Хигаси). Суть данного состояния — гиперпродукция гистиоцитов и иммунокомпетентных клеток [5].

Читайте также:
Медикаментозное лечение жирового гепатоза печени

Как уже было сказано выше, мутация LYST нарушает цитотоксическую функцию клеток, но не метаболизм регуляторных факторов. В ответ на антиген развивается обыкновенная воспалительная реакция — однако элиминация чужеродного агента невозможна. В связи с этим продолжается продукция провоспалительных факторов (ИФН-γ, ФНО, интерлейкины), что увеличивает количество лимфоцитов, нейтрофилов, повышает активность макрофагов. Гиперпродукция цитокинов, не ингибированная по механизму обратной связи, иногда называется «цитокиновым штормом» [5].

Следствием этого является лимфогистиоцитарная инфильтрация различных тканей с развитием в них разнообразных повреждений, а макрофаги могут разрушать нормальные функционирующие клетки (в том числе — форменные элементы крови) [5].


Диагностика синдрома Чедиака-Хигаси и сопутствующих заболеваний

В диагностировании синдрома Чедиака-Хигаси особых сложностей не возникает. Как уже было сказано выше, основная задача клинициста — распознать врожденное иммунодефицитное состояние, дальнейшая диагностика основана на данных иммунограммы и генетического анализа. Достаточно специфичным признаком является накопление больших внутриклеточных везикул в различных клетках, в том числе — лейкоцитах [2].

Одним из наиболее серьезных осложнений при данном синдроме является развитие ГФЛГ. Диагностические критерии при этом патологическом состоянии можно представить следующим образом [5]:

  1. Наличие генетического дефекта, связанного с ГФЛГ (зачастую это первичные иммунодефициты).
  2. Наличие как минимум пяти из нижеперечисленных критериев:
  • лихорадка;
  • спленомегалия;
  • цитопения хотя бы в двух клеточных популяциях:

а) гемоглобин 3 ммоль/л) или гипофибриногенемия ( 500 мкг/л;

  • растворимые молекулы CD25 > 2400 Ед/мл;
  • гемофагоцитоз в костном мозге, селезенке, лимфоузлах
  • низкая (вплоть до полного отсутствия) цитотоксическая активность NK-клеток.
  • Важно отметить: ГФЛГ является настолько частым серьезным осложнением, что в современной литературе принято разделять синдром Чедиака-Хигаси на две формы: «классическую» (с развитием ГФЛГ) и «атипичную» (без такового) [5].


    Лечение синдрома Чедиака-Хигаси и сопутствующих патологий

    Как и в большинстве наследственных иммунодефицитов, вариантов терапии немного. Наиболее распространенным методом лечения врожденных иммунологических нарушений является пересадка гемопоэтических клеток; данный синдром не является исключением.

    В 2007 году в «Bone Marrow Transplantation» появилась публикация, авторы которой сообщали о 35 случаях проведения пересадки гемопоэтических клеток пациентам с синдромом Чедиака-Хигаси [8]. Перед проведением операции лечение осуществлялось в лучшем случае патогенетическое, призванное замедлить прогрессирование заболевания, избежать осложнений и подготовить пациента к пересадке гемопоэтических клеток.

    Всего 13 пациентов получили материал от HLA-идентичного донора (родного брата или сестры), 10 — от родственника, еще 12 — от несвязанного донора. По результатам проведенной терапии, 27 (77 %) из 35 пациентов достигли ремиссии, однако 5-летняя выживаемость составила 62 % (22 пациента).

    Наиболее распространенными причинами смерти были посттрансплантационные осложнения и хронические заболевания. Среди умерших — большинство получило аллотрансплантат от не полностью подходящего донора.

    Таким образом, исследователи пришли к выводу, что подобная методика может быть достаточно эффективной, если донор и реципиент являются родственниками. Также следует отметить, что шесть пациентов на момент проведения операции были старше девяти лет, что свидетельствует о существенных успехах в сдерживании и предотвращении развития осложнений у пациентов (одному из реципиентов на момент трансплантации было 19 лет).

    На современном этапе пересадка гемопоэтических клеток является наиболее эффективным способом лечения синдрома Чедиака-Хигаси [9]. Вероятно, в будущем станет возможна коррекция непосредственно LYST с помощью генно-инженерных методик (например, подобная терапия уже существует для хронической гранулематозной болезни — другого наследственного иммунодефицитного состояния [10]), однако пока что такой альтернативы для синдрома Чедиака-Хигаси нет.

    Часто синдром Чедиака-Хигаси осложняется ГФЛГ — тяжелым состоянием, которое требует немедленного лечения. Среди наиболее эффективных методов терапии в гайдлайне 2004 года описаны химиотерапия и пересадка гемопоэтических клеток [11].

    Также на протяжении лечения, до и после него в профилактических целях используется антибиотикотерапия [1,11].


    Источники:

    1. J. Kaplan, I. De Domenico, and D. M. Ward, ‘Chediak-Higashi syndrome’, Curr. Opin. Hematol., vol. 15, pp. 22–29, 2008.
    2. D. L. Nagle et al., ‘Identification and mutation analysis of the complete gene for Chediak-Higashi syndrome’, Nat. Genet., vol. 14, no. 3, pp. 307–311, 1996.
    3. M. A. Lutzner, C. T. Lowrie, and H. W. Jordan, ‘Giant granules in leukocytes of the beige mouse’, J. Hered., vol. 58, no. 6, pp. 299–300, 1967.
    4. M. D. F. S. Barbosa et al., ‘Identification of the homologus beige and Chediak-Higashi syndrome genes’, Nature, vol. 382, pp. 262–265, 1996.
    5. S. Ehl and G. de Saint Basile, ‘Genetic Diseases Predisposing to HLH’, Stiehm’s Immune Defic., pp. 437–460, 2014.
    6. N. Wang, W. I. Wu, and A. De Lozanne, ‘BEACH family of proteins: Phylogenetic and functional analysis of six Dictyostelium BEACH proteins’, J. Cell. Biochem., vol. 86, no. 3, pp. 561–570, 2002.
    7. A. Gil-Krzewska et al., ‘Chediak-Higashi syndrome: Lysosomal trafficking regulator domains regulate exocytosis of lytic granules but not cytokine secretion by natural killer cells’, J. Allergy Clin. Immunol., vol. 137, no. 4, pp. 1165–1177, 2016.
    8. M. Eapen et al., ‘Hematopoietic cell transplantation for Chediak-Higashi syndrome’, Bone Marrow Transplant., vol. 39, no. 7, pp. 411–415, 2007.
    9. M. L. Lozano, J. Rivera, I. Sánchez-Guiu, and V. Vicente, ‘Towards the targeted management of Chediak-Higashi syndrome’, Orphanet J. Rare Dis., vol. 9, no. 1, 2014.
    10. M. G. Ott et al., ‘Correction of X-linked chronic granulomatous disease by gene therapy, augmented by insertional activation of MDS1-EVI1, PRDM16 or SETBP1’, Nat. Med., vol. 12, no. 4, pp. 401–409, 2006.
    11. Jan-Inge Henter, ‘HLH-2004: Diagnostic and Therapeutic Guidelines for Hemophagocutic Lymphohistiocytosis’, Pediatr. Blood Cancer, vol. 48, pp. 124–131, 2007.
    Читайте также:
    Приметы и суеверия беременных, приметы и их значение

    Синдром Чедиака-Хигаси

    Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

    У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

    Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

    Синдром Чедиака-Хигаси (по-английски Chediak-Higashi syndrome, CHS) – заболевание с генерализованной клеточной дисфункцией. Тип наследования – аутосомно-рецессивный. Обусловлено дефектом Lyst-протеина. Характерный признак этого синдрома – гигантские пероксидазоположительные гранулы в нейтрофилах, эозинофилах, моноцитах периферической крови и костного мозга, а также в клетках-предшественницах гранулоцитов. Гигантские гранулы обнаруживают также в циркулирующих лимфоцитах, цитоплазме нейронов и клетках соединительной ткани периневральной области.

    Синдром Чедиака-Хигаши – редкое заболевание, характеризующееся тяжелыми повторными гнойными инфекциями, парциальным альбинизмом, прогрессирующей нейропатией, склонностью к кровотечениям, развитием лимфопролиферативного синдрома, а также наличием гигантских гранул во многих клетках, особенно в лейкоцитах периферической крови. Иммунодефицит при синдроме Чедиака-Хигаши обусловлен, в первую очередь, нарушением функции фагоцитоза в клетках гранулоцитарного и макрофагального ряда и проявляется склонностью к гнойным и грибковым инфекциям. Кровоточивость связана с дефектом высвобождения фомбоцитаркых гранул.

    [1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8]

    Патогенез синдрома Чедиака-Хигаши

    Патогенез заболевания связывают с аномалией структуры клеточных мембран, нарушением системы собирательных микротрубочек и дефектом взаимодействия последних с мембранами лизосом. Большая часть клинических проявлений может быть объяснена аномальным распределением лизосомальных ферментов. Частота и тяжесть пиогенных инфекций обусловлена снижением активности кислородного метаболизма и внутриклеточного переваривания микробов в фагоцитах вследствие задержки и непостоянного высвобождения гидролитических лизосомальных ферментов из гигантских гранул в фагосомы. Кроме того, у больных снижены активность естественных киллеров и антителозависимая цитотоксичность лимфоцитов. Заболевание относят к первичным иммунодефицитам.

    Симптомы синдрома Чедиака-Хигаси

    Клинические проявления синдрома Чедиака-Хигаси – рецидивирующие пиогенные инфекции, характерны частичный альбинизм волос, кожи и глаз, фотофобия. Вскоре после рождения возникает торпидная фаза болезни, связанная с аномалией образования антител к вирусу Эпстайна-Барр. Клинически на фоне бактериальной или вирусной инфекции развивается вторичный гемофагоцитарный синдром; лихорадка, панцитопения с геморрагическим синдромом, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия, неврологическая симптоматика – эпизоды судорог, нарушение чувствительности, парезы, мозжечковые нарушения, умственная отсталость. Прогноз неблагоприятен.

    Диагностика синдрома Чедиака-Хигаши

    Диагноз синдрома Чедиака-Хигаши ставится на основании обнаружения в мазке периферической крови характерных гигантских гранул в нейтрофилах, эозинофилах и других гранулосодержащих клетках. При исследовании мазка костного мозга в клетках-предшественниках лейкоцитарного ряда обнаруживаются гигантские включения, которые пероксидазопозитивны и содержат лизосомэльные ферменты, что говорит о том, что это гигантские лизосомы или в случае с меланоцитами – гигантские меланосомы.

    [9], [10], [11], [12], [13], [14]

    Особенности синдрома Чедиака-Хигаси

    Синдром Чедиака-Хигаси является одной из генетических аномалий, передающихся по наследству. Относится к аутосомно-рецессивным, т.е. ребёнок рождается при наличии соответствующего гена у обоих родителей.

    Читайте также:
    Пародонтит: симптомы и лечение, фото видов пародонтита

    Начинает проявляться в детском возрасте и, как правило, такие дети не доживают до полового созревания.

    • 1 Сущность и особенности течения синдрома Чедиака-Хигаси
    • 2 Основные симптомы заболевания
      • 2.1 Фотогалерея: симптомы синдрома
    • 3 Диагностика синдрома Чедиака-Хигаси
      • 3.1 Фотогалерея: основные методы диагностики
    • 4 Лечение синдрома

    Сущность и особенности течения синдрома Чедиака-Хигаси

    Внешние проявления синдрома — нарушения пигментации и повышенная чувствительность к инфекциям

    Проявляется синдром в виде своеобразной дисфункции клеток крови. Процесс начинается с нейтрофилов (форменные элементы «белой» крови – отвечают за иммунный ответ и уничтожение бактериальных агентов). При данном синдроме нейтрофилы накапливают большое количество аномальных гранул с ферментами. Визуально это проявляется как нарушение пигментации и гиперчувствительность к инфекционным и аллергическим раздражителям.

    Постоянные воспалительные процессы, вызванные распадом нейтрофилов и нарушением взаимосвязей между различными звеньями цепочки иммунного ответа, приводят к непрекращающимся бактериальным, вирусным и грибковым заболеваниям.

    Второй проблемой, характерной для синдрома Чедиака-Хигаси, является огромная частота злокачественных опухолей у детей с этой патологией.

    Синдром Чедиака-Хигаси — своеобразная дисфункция клеток крови

    Происходит это оттого, что возникающие опухолевые клетки (в любом организме это происходит ежеминутно) уничтожать, собственно, уже некому, т.к. нейтрофилы и лимфоциты первыми выходят из строя при этом синдроме.

    Кроме нейтрофилов и лимфоцитов, патологические гранулы появляются в клетках кожи, тромбоцитах и эритроцитах. Постепенно это приводит к анемии, тромбоцитопении и полному исчезновению лейкоцитов.

    Жить без форменных элементов крови невозможно, и, несмотря на все усилия врачей, такие дети гибнут в десятилетнем возрасте (в среднем).

    Основные симптомы заболевания

    Нарушается пигментация волос, глаз и кожи — особенно в области шеи.

    Глазные яблоки таких детей непроизвольно двигаются (патологический нистагм). Кроме нистагма наблюдается светобоязнь и слезоточивость. Усиливается моргательный рефлекс, зачастую присутствует нервный тик.

    Дети часто болеют кишечными инфекциями, восходящими инфекциями мочевыводящих путей (циститы, уретриты, пиелонефриты).

    Поражение пищеварительной системы сопровождается диспепсией — тошнота, рвота, запоры или диарея, может значительно повышаться температура.

    Инфекции мочевыводящих путей проявляются затруднённым или частым мочеиспусканием, болью при мочеиспускании, изменением цвета мочи (в т.ч. примеси крови).

    Проблемы мочеполовой системы, как правило, представлены болезненным и затрудненным мочеиспусканием, примесями крови в моче, скоплением патогенного гноя, реже – сепсисом.

    Фотогалерея: симптомы синдрома

    В сезон ОРВИ ребёнок болеет почти всё время, очень часто банальный респираторный вирус заканчивается пневмонией.

    Грибок может поражать кожу и слизистую в типичных и атипичных местах, включая обширные поражения промежности. Проявляется грибок выраженным шелушением, характерным налётом на слизистых и свищами (отверстия в коже).

    Постоянные инфекционные заболевания и простуды — один из признаков синдрома, причём не самый страшный

    У ребёнка постоянно что-то отделяется из носа, приступообразный кашель и чихание. Как правило, у детей с синдромом Чедиака-Хигаси полисинусит, т.е. поражены сразу все придаточные пазухи (гайморит, фронтит, этмоидит одновременно). Картина усугубляется аллергической составляющей ринита, что приводит к злостным обострениям состояния ребёнка в весенний период.

    В лёгких могут прослушиваться влажные или сухие хрипы.

    Со временем, по мере прогрессирования анемии, наблюдается бледность кожи и слизистых, повышенная утомляемость, раздражительность, сонливость.

    Нарастает дисфункция больных органов, что и приводит к смерти ребёнка.

    Диагностика синдрома Чедиака-Хигаси

    Начинается со сбора анамнеза, в т.ч. семейного. Необходимо вспомнить, была ли детская смертность у ближайших родственников, по какой причине и как при этом выглядели больные дети. При ярко выраженной клинике ребёнка сразу направляют к генетику, в остальных случаях он может достаточно длительно «циркулировать» между дерматологом, ЛОРом, офтальмологом, пока не попадёт к гематологу, который и будет вести пациента до конца.

    Фотогалерея: основные методы диагностики

    Для верификации диагноза необходимо сдать следующие анализы:

    • Общий анализ крови. Врач любой терапевтической специальности сразу увидит снижение количества эритроцитов, тромбоцитов, лейкоцитов. Что именно и почему снижено – другой вопрос, но уже на данном этапе ребёнка можно отправить за консультацией к гематологу;
    • Биохимическое исследование крови на уровень почечных ферментов;
    • Иммунологические исследования покажет соотношение между фракциями лимфоцитов;
    • УЗИ назначают при подозрении на онкологический процесс. Действительно, синдром Чедиака-Хигаси довольно часто сопровождается частым возникновением и быстрым ростом доброкачественных и злокачественных новообразований;
    • Рентгенография грудной полости позволяет оценить состояние сердца и лёгких.

    Из-за снижения уровня гемоглобина (в крови меньше эритроцитов), сердце у таких пациентов увеличивается в размерах, что достаточно хорошо видно на обзорной рентгенограмме.

    • На ЭКГ могут быть видны признаки сердечной недостаточности.
    Читайте также:
    Синяк off: инструкция по применению геля и мази

    Важно, чтобы после всех диагностических манипуляций ребёнок побывал у генетика и гематолога. В этом случае будет верный диагноз и адекватная направленность лечебных мероприятий.

    Лечение синдрома

    Дети с синдромом Чедиаа-Хигаси нуждаются в постоянном присмотре специалистов

    Лечение исключительно симптоматическое. До сих пор не существует ни одного патогенетического метода терапии.

    Трансплантация костного мозга, предлагаемая в этом случае, не имеет под собой весомой доказательной базы. Дело в том, что патогенез самого синдрома не до конца изучен, поэтому считать, что замена кроветворных клеток поможет преодолеть болезнь – очень спорный подход.

    Как правило, такие дети гибнут до 12 лет, и пересадка костного мозга является соломинкой для некоторых родителей, но соломинкой достаточно дорогой.

    В остальном – всё лечится так же, как и обычно. Почки у нефролога, лёгкие – у пульмонолога. Необходимо просто привыкнуть к тому, что всего у ребёнка много, и оно может беспокоить одновременно.

    Постепенно, по мере нарастания анемии, появляется необходимость в препаратах крови. Детям льют плазму и эритроцитарную массу.

    Для профилактики инфекционных заболеваний таким детям показаны антибиотики. Это абсолютно неправильно в лечении нормальных пациентов, но в данном случае сомнений быть не может – любой респираторный вирус у таких детей всегда осложняется бактериальной флорой.

    Дети с синдромом Чедиака-Хигаси нуждаются в постоянном уходе и наблюдении специалистов. Учитывайте особенности течения инфекций, предупреждайте травмы и порезы и периодически консультируйтесь у гематолога, иммунолога и других необходимых специалистов. Это не увеличит продолжительность жизни ребёнка до нормальных показателей, но, по крайней мере, улучшит её качество.

    Синдром Чедиака-Хигаси

    Трансплантация костного мозга, выполненная ребенку, больному синдромом Чедиака-Хигаси, в раннем возрасте, позволяет улучшить его состояние и предотвратить возникновение инфекций.

    В Израиле данную процедуру блестяще проводит профессор Полина Степенски, известный специалист в области ТКМ при лечении орфанных заболеваний у детей.

    Что такое синдром Чедиака-Хигаси

    К редким иммунодефицитным заболеваниям, относят синдром Чедиака-Хигаси с генерализованной клеточной дисфункцией. Частота встречаемости болезни колеблется от 1 до 2 случаев на 1 млн. новорожденных детей независимо от пола. Синдром Чедиака-Хигаси вызван генной мутацией, на фоне которой в нейтрофилах накапливаются аномальные цитоплазматические гранулы.

    Синдром Чедиака-Хигаси чаще всего проявляется у детей в раннем возрасте, сопровождается вирусными, грибковыми и бактериальными инфекциями, нейропатией, светобоязнью, глазо-кожным альбинизмом, нистагмом и косоглазием, задержкой умственного развития, нарушением механизма свертывания крови. Для синдрома Чедиака-Хигаси характерно частое возникновение злокачественных образований, что приводит к гибели детей в возрасте до 8-10 лет.

    Данный синдром был описан кубинским врачом и серологистом А.М. Чедиаком, а также японским педиатром О. Хигаси. В честь них заболевание и было названо синдромом Чедиака-Хигаси. Генетическая аномалия, унаследованная по аутосомно-рецессивному типу, приводит к уменьшению количества и распаду нейтрофильных лейкоцитов, ответственных за уничтожение вирусных и бактериальных агентов. Во всех клетках костного мозга и периферической крови при синдроме Чедиака-Хигаси обнаруживаются крупные цитоплазматические гранулы. Вследствие этого снижается фагоцитоз, у детей возникают тяжелые рецидивирующие инфекции, развивается периферическая невропатия, а также депигментация глаз, кожи и волос.

    Синдром Чедиака-Хигаси у грудных детей протекает с инфекционными рецидивами средней тяжести. В ускоренную фазу течения болезнь переходит у подростков старшего возраста.

    Код МКБ 10 — пор международной классификации болезней синдрому Чедиака-Хигаси присвоен код Е70.3

    Чтобы получить более подробную информацию или консультацию специалиста по орфанным заболеваниям, заполните все поля формы. Наши консультанты будут рады Вам помочь.

    Причины заболевания

    Синдром Чедиака-Хигаси вызван мутацией гена CHS1 (Lyst-протеина), которая приводит к аномалии структур клеточных мембран и образованию гигантских патологических гранул в клетках соединительной ткани периневральной области, циркулирующих лимфоцитах и цитоплазме нейронов. Большинство клинических проявлений синдрома Чедиака-Хигаси обусловлены аномальным распределением лизосомальных ферментов. Сниженная активность внутриклеточного переваривания микробов в фагоцитах и кислородного метаболизма на фоне непостоянного высвобождения лизосомальных ферментов из гигантских гранул способствует частым воспалительным процессам и пиогенным инфекциям.

    Симптомы

    При синдроме Чедиака-Хигаси наблюдаются такие симптомы и признаки:

    • Кожно-глазной альбинизм, при котором нарушается процесс пигментации. Светлая кожа в силу повышенной чувствительности склонна к солнечным ожогам. Также у детей с синдромом Чедиака-Хигаси отмечается фотофобия и слезоточивость.
    • Офтальмологические расстройства: нистагм (непроизвольные движения глазных яблок), нервный тик, косоглазие, усиленный мигательный рефлекс.
    • Инфекции мочевыводящих путей с появлением болезненных, частых и/или затрудненных мочеиспусканий. При этом в моче может быть примесь крови, гноя.
    • Расстройства ЖКТ, при которых возникает лихорадка, рвота, тошнота, диарея и запоры.
    • Сенсорная и моторная невропатия (мышечная слабость, судороги, парезы, атаксия, нарушение чувствительности).
    • Аллергические реакции, в том числе гайморит, синусит, ринит, приступообразный кашель.
    • Прогрессирование анемии при синдроме Чедиака-Хигаси вызывает у детей бледность кожи и слизистых оболочек, а также повышенную утомляемость, сонливость и раздражительность.
    • Поражения кожи: отечности, шелушения, зуд, высыпания, формирования пустул, язв.
    • Задержка умственного развития.

    Кроме того, у детей с синдромом Чедиака-Хигаси отмечается повышенная восприимчивость к различным бактериям и грибам. Инфекционные заболевания вызывают желтуху, судороги, отеки, увеличение лимфоузлов, сопровождаются гипертермией, гепатоспленомегалией, коагулопатией. Учащенные вирусные и бактериальные инфекции, а также осложнения пораженных органов и развитие злокачественных очагов приводит к гибели ребенка в течение 1,5-3 лет.

    Читайте также:
    Что делать кашель не проходит у ребенка уже месяц

    Чтобы получить более подробную информацию или консультацию специалиста по орфанным заболеваниям, заполните все поля формы. Наши консультанты будут рады Вам помочь.

    Диагностика

    При подозрениях на синдром Чедиака-Хигаси в первую очередь устанавливается наличие подобных генетических болезней у родителей и родственников, изучается анамнез. Затем проводится физикальный осмотр, позволяющий выявить увеличение печени и лимфоузлов, специфические изменения на фоне бактериальных осложнений, оценить физическое развитие. Второй этап комплексного обследования включает лабораторные и инструментальные методы:

    • Генетические тесты на наличие мутаций гена LYST (ДНК-диагностика).
    • Общий и биохимический анализ крови на почечные ферменты и гигантские гранулы, количество лейкоцитов, тромбоцитов, эритроцитов.
    • Иммунологические исследования.
    • Рентгенография грудной клетки.

    По показаниям врачи могут назначить УЗИ и МРТ печени, почек и других органов. Пациентам с синдромом Чедиака-Хигаси требуется осмотр и консультация врачей разных меднаправлений, в том числе офтальмолога, гематолога, дерматолога и др.

    Лечение

    Тактика лечения разрабатывается в каждом случае индивидуально, в зависимости от клинической картины, возраста ребенка. При синдроме Чедиака-Хигаси специалисты применяют методы симптоматической терапии, в частности назначают антибиотики различных групп, глюкокортикостероиды, высокие дозы аскорбиновой кислоты и другие препараты для устранения симптоматики патологических процессов, вызванных синдромом Чедиака-Хигаси.

    По мере прогрессирования анемии при синдроме Чедиака-Хигаси выполняют процедуру вливания эритроцитарной массы или плазмы. Для кратковременной ремиссии в некоторых случаях необходима спленэктомия (удаление селезенки). С целью нормализации иммунологических и кроветворных функций, а также увеличения количества лимфоцитов, проводят аллогенную трансплантацию костного мозга (ТКМ).

    Меры профилактики

    Профилактически мер для предотвращения синдрома Чедиака-Хигаси не существует, поскольку это наследственная патология. Семейным парам, которые планируют деторождение и относятся к группе риска, следует пройти генетические исследования.

    Возможные осложнения и прогноз

    При синдроме Чедиака-Хигаси в целом прогноз неблагоприятный. В большинстве случаев дети не доживают до подросткового возраста по причине тяжелых осложнений, таких как инфильтрация лимфоузлов, печени и селезенки, быстрая пролиферация лимфоцитов. Значительно ухудшают прогностическую картину развитие злокачественных опухолей. После проведения ТКМ при синдроме Чедиака-Хигаси выживаемость в течение последующего 5-летнего периода составляет 55-60%.

    Если вам необходима консультация специалиста по орфанным заболеваниям, заполнив все поля формы, и наши консультанты будут рады Вам помочь.

    Симптомы синдрома Чедиака-Хигаши

    Синдром Чедиака – Хигаси (заболевание названо по имени японского врача Хигаси и кубинского Чедиак) – редкий синдром с генерализованной клеточной дисфункцией с аутосомно-рецессивным типом наследования, который относится к особой группе иммунодефицитов. Страдают в основном дети раннего возраста, смерть, причиной которой становятся инфекции или злокачественные новообразования, часто наступает до достижения ими возраста 10 лет. Заболевание клинически характеризуется тяжелыми гнойными инфекциями, альбинизмом, косоглазием, светобоязнью, нистагмом, прогрессирующей нейропатией, задержкой умственного развития, склонностью к кровотечениям. У большинства больных в течение болезни на фоне бактериальной или вирусной инфекции развивается гемофагоцитарный синдром, который клинически проявляется лихорадкой, отеками, гепатоспленомегалией, желтухой, лимфоаденопатией, панцитопенией, судорогами, комой, коагулопатией [1]. Характерным признаком данного синдрома является наличие гигантских пероксидазоположительных гранул в нейтрофилах, эозинофилах, моноцитах периферической крови и костного мозга, циркулирующих лимфоцитах, цитоплазме нейронов и клетках соединительной ткани периневральной области. Нейтрофилы больных способны нормально фагоцитировать и продуцировать супероксид-анион, но не могут осуществлять внутриклеточное переваривание фагоцитированных микроорганизмов, что проявляется тяжелыми инфекциями бактериальной или грибковой природы. Лимфоциты больных вне гемофагоцитарного синдрома обычно не отличаются от нормальных в реакциях бласттрансформации с митогенами, но контролирующая функция этих клеток почти всегда значительно нарушена [2]. Вышеуказанные нарушения, вероятно, лежат в основе развития гемофагоцитарного синдрома, при котором нарушается контроль над пролиферацией и функцией активированных лимфоцитов и макрофагов. Морфологически проявляется массивной лимфогистиоцитарной инфильтрацией многих органов и тканей с явлениями гемофагоцитоза.

    Читайте также:
    Фосфаты в моче у ребенка

    Цель исследования: изучить особенности течения редкого наследственного синдрома Чедиака – Хигаси и оценить влияние комплекса проводимых лечебных мероприятий на продолжительность и качество жизни пациента.

    Материалы и методы. Исследование основано на данных клинического наблюдения за пациентом, получающим лечение в отделении гематологии Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко (г. Улан-Удэ).

    Результаты и их обсуждение. Больной У., 19 лет диагноз: Агранулоцитоз. Первичный иммунодефицит. Синдром Чедиака – Хигаси. Афтозный стоматит. Хронический тонзиллит. Синдром Крампи. Нейропатия. Глазной альбинизм. Миопатический астигматизм. Косоглазие содружественное расходящееся. Анемия средней степени тяжести. Тромбоцитопения II степени тяжести, геморрагический синдром. Анасарка. Состояние после торакотомии слева, ревизии левой плевральной полости, перикардотомии, дренирования полости перикарда и плевры от 14.04.2016 года.

    Из анамнеза известно, что родители пациента здоровы, ребенок от первой беременности, которая протекала без осложнений. На первом году жизни рос без особых отклонений от нормы, со второго года жизни отмечались частые ОРВИ, бронхиты, инфекционные заболевания (инфекционный мононуклеоз, лептоспироз, пневмонии, остеомиелит). В 1999 году находился на обследовании и стационарном лечении в Детской областной клинической больнице г. Иркутска с диагнозом: анемия смешанного характера, псевдофурункулез. Был выписан с улучшением на фоне лечения препаратами железа, антибактериальными препаратами. В ноябре 2000 года в отделении гематологии Детской республиканской клинической больницы был поставлен диагноз: синдром Чедиака – Хигаси, выявлена анемия тяжелой степени тяжести, ускорение СОЭ, в миелограмме обнаружены включения в цитоплазму нейтрофилов. Состоял на диспансерном учете у гематолога и иммунолога и ежегодно получал стационарное лечение в Детской республиканской клинической больнице. В июне 2013 года был направлен для дообследования и лечения в Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева в Москве. Больной получил терапию антибактериальными, противогрибковыми, колониестимулирующими, местными антисептическими препаратами и был выписан со значительным улучшением с рекомендациями: пожизненного приема ГКСФ (грануноцитарный колониестимулирующий фактор) 300 мкг п/к через день, постоянного приема бисептола 960 мг. в сутки. Иммуносупрессивная и сопроводительная терапия не была показана и рекомендована. Пациент после достижения 18-летнего возраста находится под наблюдением гематологов и получает регулярно амбулаторное и стационарное лечение во взрослом гематологическом отделении Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко.

    С ноября 2015 года терапия колониестимулирующими препаратами была прервана из-за их отсутствия. С марта 2016 года отмечалось резкое ухудшение состояния больного, вероятно спровоцированное перерывом в приеме колониестимулирующего препарата, на фоне чего отмечается развитие гемофагоцитарного синдрома, что подтверждается клиническими и лабораторными данными [3]. В связи с тяжестью состояния больной в экстренном порядке был госпитализирован в гематологическое отделение Республиканской клинической больницы им. Н.А. Семашко. При поступлении отмечалась выраженная слабость, одышка смешанного характера в покое, усиливающаяся при незначительной двигательной активности, утомляемость, геморрагическая сыпь по телу, на конечностях, светобоязнь, боли в костях, вздутие и боли в животе, увеличение в объеме живота, отеки нижних конечностей, отсутствие аппетита, выраженная мышечная слабость – больной не может себя обслуживать, повышение температуры тела до 38 ºС. При осмотре отмечено – состояние по заболеванию тяжелое. Сознание ясное, положение вынужденное – лежит в постели, контакту доступен, критичность снижена. Правильного телосложения, астенического типа, кахексия. Рост – 177 см, вес – 54 кг, ИМТ – 17. Кожные покровы бледные, с желтушным оттенком, обычной влажности, обильная мелкоточечная геморрагическая сыпь на коже верхних, нижних конечностей, туловище, на передней брюшной стенке гематома диаметром 4,0 см., фиолетового цвета. В крестцовой области и в области тазобедренных суставов имеются пролежни в диаметре до 3 см. Слизистые оболочки бледные, умеренной влажности, склеры иктеричные, отмечается субъконъюнктивальное кровоизлияние. Периферические лимфоузлы не пальпируются. Щитовидная железа не увеличена, безболезненна. Мышечная система и подкожно-жировая клетчатка выражены слабо. Килевидная деформация грудной клетки. Обе половины грудной клетки одинаково участвуют в акте дыхания. Нижние границы легких смещены вверх на 2 см. При перкуссии грудной клетки легочный звук, в нижних отделах притупленный. Дыхание везикулярное, в нижних отделах ослабленное, хрипов нет. ЧДД 22–24 в минуту. Визуально область сердца не изменена, верхушечный толчок не визуализируется, при пальпации расположен по левой срединноключичной линии. Границы относительной тупости сердца расширены влево: правая – IV м/р у правого края грудины, верхняя – III ребро по левой окологрудинной линии, левая – V м/р по левой срединноключичной линии. Границы абсолютной тупости сердца: правая – IV м/р у левого края грудины, верхняя – IV м/р по левой окологрудинной линии, левая – V м/р по левой срединноключичной линии. Тоны сердца ритмичные, слегка приглушены, ЧСС – 100 уд. в мин, PS – 100 в мин, АД – 130/90 мм рт. ст. Полость рта: слизистые гиперемированы. Миндалины увеличены до 1 ст., гиперемированы. Задняя стенка глотки гиперемирована, налета нет. Язык влажный, на кончике языка имеется афтозная язва размерами 0,3 х 0,4 мм. Живот увеличен в размерах за счет асцита, гепатоспленомегалии, при пальпации умеренная болезненность по всему животу. Печень +3см от края реберной дуги, при пальпации – болезненность. Селезенка пальпируется + 5 см из-под края реберной дуги, умеренная болезненность при пальпации. Стул регулярный, кашицеобразный, без патологических примесей. Мочеиспускание свободное, безболезненное. Моча светлая, суточный диурез считают, по объему достаточный. Выраженные отеки стоп и до нижней трети голеней. В дальнейшем наблюдалось ухудшение состояния больного в виде прогрессирования анемического, отечно-асцитического, гемофагоцитарного синдрома, развития полисерозита. При пункции плевральной полости и перикарда эвакуировано значительное количество жидкости с примесью крови до 1200–1500 мл. В связи с ухудшением состояния с 12.04. по 19.04. 2016 г. пациент находился в отделении интенсивной терапии. По поводу состояния больного неоднократно проводились врачебные консилиумы. Пациент продолжал получать лечение антибактериальными, противогрибковыми средствами, инфузионную терапию, препараты иммуноглобулина – пентаглобин 50 мг в/в, нутритивную и респираторную поддержку, трансфузии донорской крови и ее компонентов, мочегонные средства. 14.04.2016 г. пациенту с письменного согласия родителей было произведено оперативное вмешательство: боковая торакотомия слева с ревизией левой плевральной полости, перикардотомия, установлены дренажи в полости плевры и перикарда. Ежедневно по дренажам отделялось примерно 1000–1200 мл жидкости с примесью крови, в дальнейшем серозного характера. Оперативное вмешательство больной перенес удовлетворительно, в послеоперационный период болевой синдром умеренный, анемия не нарастала, температура периодически фебрильная. 19.04.16 г. в связи со стабильным состоянием и некоторой положительной динамикой больной был переведен в отделение гематологии. С 20 апреля появилась возможность получать колониестимулирующий препарат лейкостим в дозе 2,0 мл подкожно 1 раз в день. На фоне приема данного препарата отмечалась незначительная эскалация лейкоцитов до 1,3 х 10 9 . В дальнейшем, на фоне проводимой комплексной терапии, наметилась положительная динамика в состоянии больного в виде купирования геморрагического, анемического, отечно-асцитического синдромов. Субъективно у больного несколько улучшилось общее состояние, прошла одышка, появился аппетит, больной стал активен, стал присаживаться, несколько уменьшились симптомы интоксикации, уменьшилась лихорадка. Дренажи были удалены вследствие уменьшения выпота в полостях, а также из-за высокого риска присоединения вторичной инфекции и развития гнойных осложнений и решения консервативного ведения больного. 16.05.2016 года по просьбе пациент выписан домой с рекомендациями продолжения терапии амбулаторно и повторной госпитализации в отделение гематологии через одну неделю.

    Читайте также:
    Последствия отравления уксусом

    Данные результатов обследований при поступлении:

    В клиническом анализе крови цитопения периферической крови, с вовлечением 2–3-х ростков кроветворения анемия – уровень гемоглобина от 55 г/л, тромбоцитопения 111х10 9 , лейкопения – от 0,52 х10 9 , СОЭ до 55 мм/ч.

    В коагулограмме выявлена изолированная гипофибриногенемия, гипокоагуляция. В биохимическом анализе крови обращает внимание гипоальбуминемия до 35 г/л, гипертриглицеридемия, гипонатриемия, повышение уровня АСТ до 90, АЛТ до 50, билирубина до 107 мкмоль/л, показатели ЛДГ в пределах нормы – до 354 ед/л, повышен уровень щелочной фосфатазы до 687 ед/л, уровень креатинина в пределах нормальных величин, мочевая кислота – 160 мкмоль/л, сахар крови – 4,7 ммоль/л. Характерно также повышение концентрации ферритина сыворотки (1355,4). В общем анализе мочи изменения не значительны.

    По ЭКГ от 04.04.16 г.: имелась отрицательная динамика: синусовая тахикардия, ЧСС 120 в минуту. Неполная блокада правой ножки пучка Гиса. Нарушение процессов реполяризации в верхушке и боковой стенки левого желудочка.

    По данным рентгенографии органов грудной клетки от 04.04.16 г.: была выявлена двухсторонняя полисегментарная пневмония, двухсторонний гидроторакс. По МСКТ органов грудной клетки выявлены двухсторонний плеврит, гидроторакс, гидроперикард, фиброзные изменения нижней доли слева. По данным ЭХО-КГ от 07.04.16 г. выявили большое количество жидкости в перикарде. Угроза тампонады. Размеры левых отделов у верхней границы нормы. Уплотнение стенок аорты, створок аортального клапана, митрального клапана. Митральная недостаточность I ст. По данным УЗИ органов брюшной полости от 04.04.16 г. определялась гепатоспленомегалия, диффузные изменения печени, поджелудочной железы, селезенки. Свободная жидкость в брюшной полости во всех отделах. В цитологических анализах выпотной жидкости плевральной полости атипичные клетки не обнаружены, общий анализ выявил наличие белка до 24,3 г/л, эритроциты сплошь, положительную пробу Ривальта. В проведенных бактериологических анализах и КУМ трехкратно крови, плевральной жидкости роста микрофлоры и КУМ не обнаружили. При обследовании на маркеры гепатита, УМСС, онкомаркеры получены отрицательные результаты.

    Данные результатов обследований при выписке:

    По данным ЭХО-КГ от 12.05.16 г. выявлено незначительное количество жидкости в перикарде. Размеры левых отделов у верхней границы нормы. Уплотнение стенок аорты, створок аортального клапана, митрального клапана. Митральная недостаточность I ст.

    Читайте также:
    Флемоксин Солютаб при беременности в 1 триместре

    По МСКТ органов грудной клетки от 13.05.16 г. выявлены признаки двухстороннего плеврита, фиброзные изменения нижней доли слева, свободная жидкость 100 мл слева, 120 мл справа.

    УЗИ органов брюшной полости от 13.05.16 г. определялась гепатоспленомегалия, диффузные изменения печени, поджелудочной железы, селезенки. Свободная жидкость в брюшной полости около 150 мл (в сравнении с предыдущими обследованиями отмечается значительное уменьшение).

    В клиническом анализе крови отмечается повышение уровня гемоглобина до 111 г/л, тромбоцитопения 64 х10 9 , без геморрагического синдрома, эскалация лейкоцитов достигла 1,3 х10 9 , повышение уровня нейтрофилов, СОЭ – 25мм/ч. В биохимическом анализе отмечается увеличение общего белка до 60 г/л.

    Пациент соответствует критериям для постановки данного диагноза: анамнеза, объективных и дополнительных лабораторных и инструментальных методов исследования. С марта 2016 года у пациента отмечается резкое ухудшение состояния, вероятно, спровоцированное перерывом в приеме колониестимулирующего препарата, на фоне чего отмечается ухудшение состояния больного и развитие гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза, что подтверждается клиническими и лабораторными данными: длительной лихорадкой, рефрактерной к антимикробной терапии, спленомегалией, отечным синдромом, геморрагическим синдромом, гепатоспленомегалией. [4]. По литературным данным заболевание начинается остро. Триггером клинической манифестации заболевания являются банальные инфекции (особенно герпес, вирусные). Физическое и психомоторное развитие пациента до момента развития гемофагоцитарного синдрома обычно не страдает, как и в случае с данным пациентом. Сохраняется лихорадка, прогрессирует гепатоспленомегалия, появляется и нарастает неврологическая симптоматика, включающая раздражительность, судороги, менингеальные знаки. Лабораторные проявления включают цитопению периферической крови – анемию, тромбоцитопению, лейкопению и нейтропению. Характерно развитие коагулопатии, реже – тотальной гипокоагуляцией, обусловленной печеночно-клеточной недостаточностью. Среди показателей биохимического анализа крови наиболее специфичным является гипертриглицеридемия, развитие которой обусловлено ингибированием липопротеинлипазы. Метаболические аномалии часто включают гипоальбуминемию, гипонатриемию, повышение уровня маркеров гепатоцеллюлярного повреждения: аланин и аспартатаминотрансферазы (соответственно, АЛТ и АСТ) билирубина, лактатдегидрогеназы. Характерно повышение содержания ферритина сыворотки. Все вышеперечисленные данные подтверждаются у наблюдаемого пациента [5].

    Заключение. Данный клинический случай интересен в плане наблюдения за пациентом с редким наследственным заболеванием – синдромом Чедиака – Хигаси и достижением пациентом 19-летнего возраста. По-видимому, адекватная и своевременная терапия, наблюдение за пациентом гематологами позволило достичь указанного возраста.

    Гемофагоцитарный синдром, развившийся у больного, серьезно осложнил заболевание с неблагоприятным прогнозом. Иммуносупрессивная и сопроводительная терапия не была показана и рекомендована данному пациенту. Существует единственный радикальный метод лечения – аллогенная трансплантация костного мозга от HLA-идентичных родственников или доноров, совместимых по локусу D. В данном случае нашему пациенту было отказано в трансплантации костного мозга в связи с отсутствием доноров-сиблингов и была рекомендована симптоматическая терапия.

    Синдром Чедиака – Хигаши – Chédiak–Higashi syndrome

    Синдром Бегеса-Чедиака-Хигаши [1] (CHS) является редким аутосомно-рецессивный нарушение, возникающее из-за мутации лизосомального белка-регулятора трафика, [2] что приводит к уменьшению фагоцитоз. Уменьшение фагоцитоза приводит к повторному появлению пиогенный инфекции, альбинизм, и периферийные невропатия.

    При синдроме Бегеса-Хигаши лизосомный регулятор трафика (LYST) гена мутировали, что привело к нарушению синтеза белка, а также запасной и секреторной функции лизосомный гранулы в белые кровяные клетки. [3] Это приводит к нарушению функции белых кровяных телец с увеличением пузырьки. Этот синдром также приводит к нейтропения бактерицидная дисфункция фагоцитов из-за нарушения хемотаксис. [4] Дефицит серотонина и аденозинфосфатсодержащих гранул в тромбоциты вызывает нарушение агрегации тромбоцитов, что приводит к увеличению времени кровотечения. Таким образом, пациенты восприимчивы к инфекциям и часто имеют окуло-кожный альбинизм и дефекты свертывания крови. [3] Пациенты часто обращаются с ранним началом агрессивного пародонтит связано с выраженной потерей альвеолярной кости и подвижностью зубов из-за нейтропении и нарушения функции нейтрофилов. Рецидивирующие язвы в полости рта также являются одним из частых проявлений в полости рта у пациентов с этим заболеванием. [5] Практикующие стоматологи, обращающие внимание на детей-пациентов, обращаются с повторяющимися необъяснимыми гингивит и пародонтит Наряду с гипопигментацией волос, кожи и глаз следует подумать о направлении к практикующим врачам для исследования возможного диагноза синдрома Чедиака-Хигаши. [5]

    Читайте также:
    Сколько восстанавливается голеностоп после растяжения

    Содержание

    • 1 Признаки и симптомы
    • 2 Причины
    • 3 Патофизиология
    • 4 Диагностика
      • 4.1 Клинические данные
    • 5 Уход
    • 6 Эпоним
    • 7 Другие виды
    • 8 Смотрите также
    • 9 Рекомендации
    • 10 внешняя ссылка

    Признаки и симптомы

    У людей с ХС светлая кожа и серебристые волосы (альбинизм) и часто жалуются на солнечную чувствительность и светобоязнь. Другие признаки и симптомы значительно различаются, но часто встречаются инфекции и невропатия. Инфекции включают слизистые оболочки, кожа и дыхательные пути. Больные дети подвержены заражению Грамположительный и грамотрицательные бактерии и грибы, с Золотистый стафилококк являясь наиболее частой инфекционной причиной. Инфекции у пациентов с CHS имеют тенденцию быть очень серьезными и даже опасными для жизни. Невропатия часто начинается в подростковом возрасте и становится самой серьезной проблемой. Немногие пациенты с этим заболеванием доживают до взрослого возраста. [ нужна цитата ]

    Большинство детей с синдромом Чедиака – Хигаши в конечном итоге достигают стадии, известной как «ускоренная фаза» или «лимфомоподобный синдром», при котором дефектные белые кровяные клетки бесконтрольно делятся и поражают многие органы тела. Ускоренная фаза связана с лихорадкой, эпизодами аномального кровотечения, подавляющими инфекциями и органной недостаточностью. Эти проблемы со здоровьем обычно опасны для жизни в детстве. [ нужна цитата ]

    Причины

    Мутации в CHS1 ген (также называемый LYST), расположенные на хромосоме 1q42-q43, были связаны с синдромом Чедиака – Хигаши. Этот ген предоставляет инструкции по созданию белка, известного как регулятор лизосомального переноса. Исследователи полагают, что этот белок играет роль в транспортировке (перемещении) материалов в лизосомы. Лизосомы действуют как центры переработки внутри клеток. Они используют пищеварительные ферменты для расщепления токсичных веществ, переваривания бактерий, вторгающихся в клетку, и утилизации изношенных клеточных компонентов. Хотя белок-регулятор лизосомального транспорта участвует в нормальной функции лизосом, его точная роль неизвестна. [6]

    В меланоцитарных клетках экспрессия гена LYST может регулироваться MITF. [7] Мутации в MITF как известно, вызывают Синдром Ваарденбурга тип 2 и Синдром Тиц, что приводит к депигментации и глухоте. [ нужна цитата ]

    Патофизиология

    CHS – это заболевание, вызывающее нарушения бактериолиз из-за отказа фаголизосома формирование. [8] В результате неупорядоченного внутриклеточного движения нарушается лизосома дегрануляция с фагосомы, так фагоцитируется бактерии не разрушаются лизосомами ферменты. [ нужна цитата ]

    Заболевание характеризуется большими лизосомами. пузырьки в фагоциты (нейтрофилы), которые, таким образом, бактерицидный функции, приводящие к восприимчивости к инфекциям, нарушениям ядерной структуры лейкоцитов, анемия, и гепатомегалия. Тела Döhle (остатки эндоплазматический ретикулум) в нейтрофил также видны. [ нужна цитата ]

    Диагностика

    Диагноз подтверждается мазками костного мозга, которые показывают «гигантские тельца включения» в клетках, которые развиваются в лейкоциты (клетки-предшественники лейкоцитов). CHS может быть диагностирован пренатально путем исследования образца волос из биопсии черепа плода или тестирования. лейкоциты из образца крови плода. [9]

    Под световой микроскопией волосы представляют собой равномерно распределенные регулярные гранулы меланина, более крупные, чем те, которые содержатся в нормальных волосах. Под микроскопией в поляризованном свете эти волоски демонстрируют яркую и полихроматическую картину преломления. [10]

    Клинические данные

    Как упоминалось выше, существует несколько проявлений синдрома Чедиака – Хигаши; тем не мение, нейтропения кажется наиболее распространенным. Синдром связан с глазокожный альбинизм. Пациенты подвержены инфекциям, особенно с Золотистый стафилококк, а также Стрептококки. [ нужна цитата ]

    Это связано с пародонтозом молочных зубов. Сопутствующие признаки включают аномалии меланоцитов (альбинизм), дефекты нервной системы и нарушения свертываемости крови. [ нужна цитата ]

    Специфического лечения синдрома Чедиака – Хигаши не существует. Трансплантация костного мозга оказалась успешной у нескольких пациентов. Инфекции лечат антибиотиками, а абсцессы при необходимости дренируют хирургическим путем. Противовирусные препараты, такие как ацикловир, были опробованы в терминальной фазе заболевания. Были опробованы циклофосфамид и преднизон. Терапия витамином С улучшила иммунную функцию и свертываемость крови у некоторых пациентов. [11]

    Эпоним

    Он назван в честь Кубинец врач и серолог ливанского происхождения Мойсес Чедиак Ахуайда [12] (1903–1993) и Японский педиатр Отоката Хигаси (1883–1981). [13] Его часто пишут без акцента, как синдром Чедиака-Хигаши.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: